Памяти Яны Звиргздини

Бывают дни, когда становится страшно. Страшно настолько, что хочется забиться в угол… и этого не происходит только из-за ужаса, который поселился в твоем сердце. И тогда ты берешь себя в руки, делаешь все, что в твоих силах, и даже сверх того -  и все равно происходит непоправимое. И тогда, в один миг, твой мир падает вниз и разбивается на миллион осколков.

6 ноября 2011 года внезапно скончалась Яна Звиргздиня – моя жена, лучший друг, соратник, свидетель моей жизни, и просто Человек. Мой мир рухнул и разбился вдребезги.

Бывают моменты, когда внутри человека поселяется надежда. Когда кажется, что ничего непоправимого еще не произошло, когда кажется, что все под контролем – надо просто выложиться на 200% - и ты вытащишь того, кто тебе дорог, из рук костлявой. Когда приезжают врачи, и ты видишь, что они делают даже больше, чем могут. А потом тебе говорят, что уже слишком поздно.

Я не в состоянии передать словами все, что я почувствовал за те 15 минут, пока ждал «скорую» и делал ей искусственное дыхание и массаж сердца. И за те 40 минут, пока врачи перепробовали весь свой арсенал. Хотя я точно знаю, что так долго людей обычно не откачивают.

Бывают моменты, когда приходит отчаяние. Когда родной человек остывает у тебя на руках. Когда ты начинаешь понимать, что произошло. Понимаешь, Что, но не понимаешь, Как. Как это вообще возможно? Ведь тебя не было рядом всего 5 минут. Ведь ничто не говорило о том, что беда уже на пороге. Ведь все всё делали правильно. Как жить с этим дальше? Ведь мы шли по этой жизни вместе. Мы же – единое целое. Она же – часть меня самого, притом лучшая моя часть. Как сказать об этом ее единственной сестре? Которой в жизни и так не повезло. Для которой она была самым родным человеком. Которой будет, наверное, даже больнее, чем мне, если это вообще возможно.

Бывают времена, когда приходит боль. Не физическая, но, тем не менее, реальная и острая, как скальпель. Когда в тысячный раз прокручиваешь в голове те последние минуты. Когда пытаешься найти, в чем была твоя ошибка. Когда не находишь, и начинаешь все сначала.

Бывают дни, когда здоровые и сильные мужчины плачут, как дети. Когда ты смотришь в глаза людям, и видишь, как много на самом деле она значила для них. Когда огромное горе затопляет с головой всех, кто пришел попрощаться. Когда хочется убить тех, кто закрывает эту чертову крышку гроба. Я первый раз в жизни почувствовал столько горя в людях.

Почти у каждого человека есть близкие ему люди, а немногие находят и свою вторую половинку. Мне повезло в этом отношении. И дважды повезло, что это оказался такой Человек, как моя Яночка. Все, кто ее знал, помнят ее, как веселую, жизнерадостную, счастливую, добрую и отзывчивую девушку. Я могу ручаться, что за те 28 лет, что она прожила, она никому не сделала ничего плохого. Ни на кого и никогда она не держала зла. Она не прощала людей, но только потому, что никогда на них не обижалась. Она умела создавать радость в людских сердцах буквально на пустом месте. Она подарила тем, кто знал ее, столько теплоты, доброты и нежности, что этого хватило на многое. Она умела вдохновлять и поддерживать, и никогда не отворачивалась от тех, кому нужна помощь. И, я горжусь тем, что мы прошли часть этого, порой нелегкого, жизненного пути вместе.

Я пишу обо всем этом сейчас не для того, чтобы кто-то кого-то жалел. Жалость – это вообще чувство, недостойное человека. Я пишу о том, что произошло с нами, для того, чтобы Вы хотя бы на минуту задумались о страшном. До 6 ноября я, конечно, гипотетически предполагал, что, рано или поздно, один из нас двоих умрет, и, если это будет она – мне будет безумно больно. Но, как и все молодые люди, не принимал такую вероятность в расчет. Эта внезапность и ужасающая неотвратимость донесли до меня одну простую истину – мы не имеем возможности узнать, когда именно это случится. Смерть и горе могут постучать в двери в любой момент, и от этого не спастись никому. Поэтому я хотел бы просто напомнить окружающим, что в их жизни тоже есть близкие, родные люди. И вместо того, чтобы заниматься решением несуществующих проблем, надо просто любить их, пока есть такая возможность, любить так, как будто это – последний день в жизни. Поверьте – власть, деньги, связи, кризисы, кредиты, национальные вопросы – все это настолько мелко по сравнению со смертью близкого человека. У Вас пока что есть то, чего уже нет у меня. Так пользуйтесь же этим – любите тех, кто Вам дорог!