Реквием экономике Латвии

В данный момент многие жители Латвии уже стали забывать о событиях, имевших место в 2008-2010 годах в Латвии и остальном мире. И это абсолютно естественно, поскольку людям свойственно всеми силами желать забыть о плохом, о сложных и трудных этапах в своей жизни. И они забывают.  Но я, все же, рискну напомнить Вам, что же именно происходило в том недалеком прошлом, и чем нам это грозит в будущем.

В конце октября 2008 года у AS “Parex banka” «возникли трудности». 8 ноября 2008 года правительство Латвии решило этому банку «помочь» и купило контрольный пакет его акций у совладельцев Каргина и Красовицкого за 2 лата. Т.е., произошла de facto национализация крупнейшего, на тот момент, но уже обанкротившегося, коммерческого банка в Латвии. На этом фоне происходила обычная человеческая паника. Простые вкладчики стояли в очередях, а ограничение количества денег, которые можно было снять со своих счетов, уменьшалось с каждым днем. Что, в свою очередь, только подогревало панику. В конечном итоге, путем существенных денежных вложений со стороны государства, а также ограничивая размер гарантированного возврата вкладов до Ls 10000, ситуацию вроде как удалось взять под контроль.

Люди, конечно, остались недовольны. Многие даже потеряли большую часть своих сбережений. Я уже молчу про пенсионные фонды, которыми управлял Parex. Но паника все-таки пошла на убыль.

Хотя, стоило людям немного расслабиться, как до нас (буквально в декабре 2008 года) докатился мировой финансовый кризис (конечно же, совершенно неожиданно и случайно). И он затронул всех и каждого. Хотя был ли он мировой, а не спланированный в Латвии заранее – до сих пор четкого мнения по этому вопросу не существует.

А дело было так. Банки перестали «бездумно» раздавать кредиты направо и налево. Как следствие, те организации (в основном, малого и среднего бизнеса), которым кредиты были нужны для обеспечения необходимого уровня оборотных средств, обанкротились. А их было, отнюдь, не мало. Далее, люди, которые работали в подобных организациях, остались без работы. Уровень безработицы прыгнул в заоблачные выси, и люди, естественно, перестали платить налоги. Причем, не потому, что решили стать нечестными, а потому, что платить стало просто нечем и не с чего.

Тут уже схватились за голову наши «многомудрые» чиновники. И стали они думать, как решить проблему. Но, поскольку, мышление – процесс для большинства из них новый, непривычный, и, даже, немного болезненный, то они не смогли придумать ничего лучшего, кроме как «попросить помощи у мирового сообщества». Т.е., говоря другими словами, взять пару миллиардов евро в долг для того, чтобы покрыть ими уже существующие долги государства. Хотя всем понятно, что долги все равно придется возвращать, в том числе и новые.

И тут началось самое интересное. МВФ и ЕЦБ в один голос заявили, что в долг денег они дать могут, но правительству Латвии придется отныне согласовывать с ними экономическую политику страны практически во всех ее аспектах. Вплоть до принятия госбюджета на следующие года, что, вообще-то, является делом сугубо внутригосударственным, и каких бы то ни было банков (даже центральных) не касается в принципе. Если вспомнить более конкретно, то в обмен на «помощь» наши «старшие братья» потребовали буквально следующего:

  1. Увеличить налоги. Каждый разумный человек знает из школьных основ экономики за  6-7 класс, что «чем выше налоги – тем меньше поступления в казну», и наоборот. Т.е., первое требование – перекрыть доступ кислорода экономике Латвии.
  2. Принять «экстренные меры экономии», т.е. существенно урезать госбюджет. Разумеется, это можно было сделать только за счет уменьшения социальных пособий всех мастей. Если перефразировать, то государству приказали ударить молотком по уже сломанной руке организма Латвии.
  3. Срочно и с утроенной энергией вывозить сырье, которое еще осталось, из Латвии. И этим, естественно, поднимать упавший валовой продукт.

Я не буду акцентировать внимание на многих дополнительных требованиях, вроде повышения пенсионного возраста – перечисленных мною 3 пунктов вполне достаточно для того, чтобы парализовать любое государство, не только Латвию. Суть в том, что правительству приказали раздеть страну догола, да так, чтобы она потом еще и стриптиз станцевала – и они согласились на это. Не им же, в самом деле, танцевать.

Из той ситуации и развилась текущая. Налоги подняли, и люди перестали их платить. Как следствие, оборот денег в «теневой» экономике страны вырос в разы. Кстати говоря, меня всегда интересовало, откуда чиновники берут конкретные цифры, касательно этого самого оборота денег в теневой экономике? Мое мнение таково, что эти цифры известны только тем, кто этой «экономикой» заведует. Интересная картина вырисовывается, не так ли? Далее, государство «завинтило гайки» жителям в плане социальных пособий. И, в итоге, оно потеряло всякое доверие этих самых жителей. А уж как правительство побороло безработицу – это был, прямо скажем, первоклассный фокус. Хотя и простой. В самом деле, ну не считать же безработными людей, которые получили полностью свое мизерное пособие, и больше не стали приходить на биржу труда. Правильно, давайте будем считать таких людей самозанятыми лицами без доходов. Вроде как одно и то же, зато статистику не портит.

И все бы было ничего, да вот беда – человек – он такое существо, которое ко всему привыкает и пытается приспособиться. Приспособились люди и к кризису. Зарплаты опять стали получать в конвертах. Сигареты стали покупать не в магазинах. Даже за свои законные права начали бороться – роспуск 10 Сейма тому прямое подтверждение. Прямо скала, а не общество. Но и тут нашлось, чем людей приструнить.

Роспуск Сейма и последующие выборы ничего нового не принесли. Все те же лица, все так же с трудом помещаются в экраны телевизоров, все так же вещают нам о том, что ситуация под контролем, что «мы достигли дна», и что все будет хорошо. Казалось бы, живи и радуйся, что в такой стране чудесной уродился.

Но нет, только народ немного расслабился – сразу случился казус с AS Latvijas Krājbanka. С одной стороны, все выглядело просто – один нехороший человек решил забрать свои денежки и «опустить» банк, что, собственно, и сделал. Сразу же поднялась шумиха, снова началась паника, люди снова бросились выбирать остатки своих сбережений – в общем, знакомая ситуация. Только, боюсь, что это всего лишь начало второй волны кризиса. Попытаюсь мотивировать свою точку зрения.

Латвия является страной, где практически никак не представлены родные, Латвийские банки – их просто нет. Latvijas Hipotēku un Zemes Banka не в счет – в данный момент этот банк продается и будет продан. Т.е., базовый капитал, который обращается в коммерческих банках, по большей части иностранный. Что может произойти в случае, когда владелец этого капитала решает его забрать, можно наблюдать прямо здесь и сейчас.

Другими словами, никто не может дать гарантий, что, в один прекрасный день, какие-нибудь шведы не решат точно таким же способом забрать свои деньги назад. А тогда Латвия останется просто без реальных денег. Потому что единственные более или менее настоящие деньги в банке – это его базовый капитал, а все остальное – просто нарисованные циферки, не более того.

Кроме того, предугадывая реакцию правительства на банкротство Krājbanka, могу предположить, что оно попытается снова «завинтить гайки» (даже сорвав резьбу) населению страны, и, одновременно, взять еще денег в долг. Один раз уже получилось – значит для них это решение вполне приемлемое. А то, что эти долги будут возвращать наши правнуки – это, насколько я вижу, для них несущественная мелочь.

Вот только есть одна проблема. Продавать уже толком нечего и своровать что-либо тоже – у нас уже и так почти ничего не осталось. И я рекомендовал бы нашему правительству быть осторожнее со своими телодвижениями. А то люди уже устали, и могут в один прекрасный момент забыть о своих несущественных взаимных спорах и претензиях, объединиться наконец-то в один народ, и дать сдачи. Так что, когда захотите снова лишить людей того немногого, что у них осталось, подумайте, пожалуйста, дважды, пока еще не поздно.