Референдум за русский язык – победа или диверсия?

1 декабря 2011 года на многих Интернет порталах можно было встретить радостные возгласы русских из Латвии. «Мы победили!», «Мы можем!», «К нашему мнению придется прислушаться!» – уровень  оптимизма поражал воображение. Ниже я предлагаю Вашему вниманию альтернативный взгляд на эту ситуацию.

Прежде, чем изложить суть, я хотел бы немного рассказать о себе, дабы моя позиция касательно этого вопроса стала понятной. Что касается моей национальности, то я на четверть – русский, на четверть – латыш, на четверть – поляк. Остальная четверть представляет собой самую настоящую «дружбу народов» – кого там только нет. Поэтому, когда мне в очередной раз нужно было менять паспорт, я просто не стал записывать какую бы то ни было национальность – для меня самого до сих пор стоит вопрос, кого во мне больше.

Язык, на котором я думаю – русский. Что, в свою очередь, нисколько не мешает мне говорить по-латышски и свободно выражать свои мысли на нем.

Если же взять «языковую проблему», как таковую, то можно с уверенностью говорить о том, что этой проблемы в Латвии не существует, и никогда не было. Я убежден, что два трезвомыслящих человека всегда смогут договориться друг с другом, и неважно, кто на каком языке говорит. С равным успехом я найду «общий язык» и с латышом, и с исландцем, да хоть и с китайцем – если, конечно, они захотят идти со мной на диалог.

Теперь, когда мое лингвистическое состояние озвучено, можно переходить к рассмотрению «языковой проблемы». Только, на мой взгляд, проблема не в языке, а в культуре и политике. Так, сразу после объявления независимости, в Латвии началось массовое, т.н. «патриотическое» движение. Результатом этого движения можно считать деление исходной массы жителей Латвии на граждан и неграждан, а граждан - на полноценных и на тех, кому еще придется попотеть, дабы подтвердить свою латвийскость. Имеется в виду, конечно же, сдача экзамена на знание латышского языка для тех, кто не оканчивал латышскую школу.

Такая политика находящихся у власти националистически настроенных правых партий не сделала для Латвии ничего хорошего, кроме плохого. В свое время, а именно 3 марта 1991 года, проводился вселатвийский опрос населения о независимости Латвии. Вопрос звучал так: «Вы за демократическую и государственно независимую Латвийскую Республику?» Большинство участников этого опроса ответило «Да». И голосовали они вне зависимости от национальности и родного языка. Позже, на баррикадах также стояли как латышскоязычные, так и русскоязычные жители Латвии – в тот момент было все равно, кто на каком языке говорил. А, сразу после, все вдруг резко изменилось. И изменилось не потому, что люди стали делить друг друга на «русских» и «латышей», а потому, что те, кто вел людей за собой, пошли на предательство своих же идеалов. Вспоминается одно яркое изречение:

«Теоретически у латышей была возможность бороться за свою независимость с оружием в руках. Это привело бы к кровавым столкновениям. Гораздо разумнее выглядел другой путь — попытаться легальными средствами проникнуть в существовавшие в то время структуры власти, а для этого необходимы были голоса — ведь тогда голосовали все жители Латвии. И мы сознательно говорили, что наша цель так называемый нулевой вариант. Но это была сознательная ложь, которая помогла избежать человеческих жертв», А. Пантелеевс

Только вот, хороший вопрос, помогла ли эта ложь, а если и помогла, то кому именно и в чем конкретно? Впрочем, сегодня мы можем легко ответить на него.

Правые партии при помощи ее действительно пришли к власти. Первое, что они сделали после этого – стали «защищать» латышский язык и его чистоту. Через 20 лет такой «защиты» молодые латыши разговаривают на помеси русского мата и английского сленга, а у русскоязычного населения появилось стойкое отвращение к любым действиям Государственного языкового центра.

В самом деле, что же такого существенного сделали наши доблестные политики для того, чтобы укрепить латышский язык? Ответ прост: НИЧЕГО. Хотя этот вопрос решаем быстро и просто, особенно при наличии ресурсов, которые были и есть в распоряжении у «власть имущих». Сделать то надо не так и много. Перечислю только несколько шагов, которые за 20 лет можно было бы и сделать, вместо того, чтобы делить людей на «наших» и «не наших».

Можно привлечь латвийских лингвистов (коих не так и мало) – и сделать Большой Латвийский толковый словарь, и этим разрушить миф о скудости словарного запаса в латышском языке. После чего синхронизировать его, скажем, с Толковым словарем Даля, и выложить в общий доступ в Интернет. Для того чтобы школьникам и студентам было чем пользоваться. Потому как не надо удивляться тому, что люди не знают языка, если им негде ему научиться.

Можно привлечь латвийских историков, и, хотя бы в виде исключения, не зацикливаться на истории 20-го века, а посмотреть немного подальше, дабы раскрыть простому обывателю историю становления и развития латышского языка. И сделать это не шаблонно и «для галочки», а так, чтобы заинтересовать людей, провести параллель между языком и культурой, приблизить их к традициям наших земель.

Можно привлечь латвийских специалистов в области рекламы, и провести серию социальных рекламных кампаний, чтобы билингвальность вошла в моду. Не таких кампаний, которые сейчас периодически проводят на деньги еврофондов в рамках «программы интеграции», поскольку их цель одна – получение прибыли с минимальными трудозатратами. Но таких, которые затронут каждого за живое и разбудят интерес и жажду к познанию.

Кроме всего прочего, вместо того, чтобы заставлять русскоязычных детей учиться на латышском языке, можно сделать совсем по-другому. А, именно, проводить обмен учениками между латышскими и русскими школами. Так сказать, «обмен опытом» в стиле Латвии. И делать это не в принудительном порядке, а исключительно по желанию.

И, самое главное, не надо ничего запрещать в плане изучения языковчеловек всегда стремится нарушить любой запрет, какими бы плачевными не были последствия. И приказывать тоже не надо, ведь категорическое невыполнение приказов – также является весьма распространенным явлением.

Я не описал ничего нового и невыполнимого. Как только у Альтернативного выбора появятся соответствующие ресурсы – мы реализуем все вышеописанное. И я Вас уверяю, что эти шаги принесут на десятки порядков больше позитивных плодов, чем вся полемика правых, вместе взятая. И при помощи такой языковой программы мы сохраним и разовьем не только латышский язык. Пусть и много лет назад, но здесь говорили на литературном языке, и на латышском, и на русском. И тогда жителям Латвии было, чем гордиться.

В данный же момент я наблюдаю прямо противоположную картину. Латыши не знают латышского, русские не знают русского, большинство пишет транслитом, про грамматику и стилистику вообще почти никто не вспоминает. А про то, что такое риторика, люди часто даже не догадываются.

И это выгодно всем, кто сейчас находится у власти. Ведь, если человек не может четко и аргументировано выразить свое мнение – его мнение можно не принимать в расчет. Отучить людей отстаивать свою точку зрения путем конструктивного диалога – вот основная задача всех действующих латвийских политиков, причем, как правых, так и левых.

И я категорически против такого положения вещей. Я помню, как изучал латышский язык. Это происходило не в школе или университете – это происходило на работе. Как-то раз, передо мной встала необходимость работать в латышском коллективе. Через месяц работы там у меня даже стал пропадать акцент. Так что, я на собственном опыте убедился, что при необходимости и без принуждения можно добиться гораздо лучших результатов, чем при строгом надзоре и угрозах «репрессий».

Если же посмотреть на шаги, которые предпринимает так называемая «оппозиция», т.е. политические партии, «защищающие» русскоязычное население Латвии, то мы также увидим полную нерациональность в их действиях.

Пока что их избиратели продолжают голосовать за них, но с каждым годом становится все яснее, что они никогда и не думали выполнять свои обещания. Ни в отношении прав неграждан, ни в том, что касается присвоения русскому языку статуса официального, ни в прочих смежных вопросах. Многие «оппозиционеры» говорят, что они делают все, что в их силах. Но конечный результат говорит об обратном. Это «противостояние» существует только для того, чтобы разделить жителей Латвии по национальному и языковому признаку. Реальных же действий, направленных на сплочение общества, здесь никогда не проводилось, поскольку это крайне невыгодно для политиков – люди начинают задавать не те вопросы и смотреть не в ту сторону.

Поэтому, каждый раз, когда общество созревает для объединения, людям подкидывают псевдопроблему, которая отвлекает их внимание от проблем настоящих. Точно также произошло и сейчас. Для того, чтобы люди не обращали внимание на такие «малозначимые» вещи, как очередная волна экономического кризиса, «способ выхода» из этого кризиса путем очередного одалживания денег за наш счет, очередное обворовывание населения через псевдобанкротство банков, некоторые из политиков (в данном случае – спонсоры Линдермана и Осипова) придумали людям развлечение. А именно, сбор подписей для проведения референдума за присвоение русскому языку статуса второго государственного. Из этого раздули большую проблему, затем ее раскрутили в сми, как только могли, и подняли вокруг всего этого большой переполох, который вызывает у меня, как у русскоязычного, следующие вопросы.

Кому выгодно ловить рыбу в мутной воде и зачем русскому языку присваивать статус государственного языка в Латвии? Неужели здесь кто-то мешает общаться между собой на русском? Что-то я не заметил, чтобы у русскоязычных людей здесь были какие-то серьезные проблемы с этим. Статуса официального языка хватило бы всем и устроило бы подавляющее большинство жителей Латвии. Кроме того, мы все-таки живем в Латвии, и присвоение русскому языку статуса государственного языка повлечет за собой очень большое недовольство со стороны латышскоязычного населения. Потому, что это будет означать, что им в обязательном порядке придется учить русский. Выше я уже писал о принуждении и его следствиях.

Далее. Почему этот вопрос был поднят товарищем Линдерманом только сейчас, если он его так волнует? У него было 20 лет на то, чтобы задать общественности этот вопрос, но раньше он этого не делал. Я отлично знаю, что ничего в этой жизни не происходит просто так – на все есть свои причины. И, поскольку, жизненный опыт показывает, что политики в Латвии поднимают подобные вопросы только с целью отвлечения населения от вопросов настоящих, то я могу с большой долей уверенности говорить о том, что этот сбор подписей и последующий референдум проводятся с той же целью. Что же это за вопрос, которого так боятся «сильные мира сего»?

И еще один интересный вопрос напоследок. Кто именно профинансировал эту акцию? У Линдермана и Осипова никогда бы не хватило своих сбережений на то, чтобы провернуть такое дело. Значит, деньги им кто-то дал. А раз дал – значит, у этого «мецената» есть свой интерес в этом деле. Коммерческий интерес. А что может быть выгоднее гражданской войны для беспринципного инвестора? Это такой лакомый кусочек, за который можно и заплатить.

Для большей ясности рассмотрим два варианта дальнейшего развития событий. Начинаются обе истории одинаково – референдум состоится. А дальше все зависит от его результатов.

Для начала рассмотрим вариант, в котором большинство населения проголосует «за». Этот вариант маловероятен, потому как по большому счету никому в Латвии не нужен второй государственный язык. Но, предположим, что произошло именно так. Что дальше?

А дальше будет следующее. Латышские националисты сразу же создадут новые, улучшенные и дополненные «патриотические» движения, целью которых будет открытое противостояние т.н. «оккупантам и захватчикам». И большая часть латышскоязычного населения вступит в эти вновь созданные движения. Вступят не потому, что на самом деле верят в эту чушь про оккупантов (которых, по сути, и не было никогда среди простого народа), а для того, чтобы защитить себя, свои семьи и свою, без того полузабытую, культуру. Это естественное решение для них, и я не вправе осуждать людей за него. Только вот защищать они все это будут уже с оружием в руках. Потому что народ по-другому просто не умеет, история тому – прямое доказательство.

Сразу после этого латгалы вспомнят, что у них тоже есть свой язык – и это также будет для них поводом для того, чтобы пойти «стенка на стенку».

Русскоязычные же, даже поняв, что их банально обманули, намеренно сформулировав вопрос, на который ответить иначе для них было просто невозможно, будут вынуждены защищаться. Потому что для людей очень трудно признать себя обманутым. А даже, если и признаешь – это к тому времени уже ничего не изменит. В итоге, гражданская война при таком раскладе неизбежна.

Теперь рассмотрим вариант, при котором предложение о принятии нового статуса для русского языка будет отклонено на всеобщем голосовании. Скорее всего, так и будет, поскольку даже сами русские в Латвии отлично понимают, насколько глуп этот вопрос и какие катастрофические последствия будет иметь вариант, описанный мной выше. Итак, что же будет дальше?

Латышские националисты однозначно захотят «закрепить свои достижения» в этой области. Сразу после проведения референдума последует принятие многочисленных поправок к существующим законам с целью ужесточения требований к знанию латышского языка. За этим последует создание дополнительных комиссий, а, возможно, и целых департаментов по контролю, надзору и пресечению. Что, в свою очередь, станет поводом для «оппозиции» создать свои «патриотические» движения (которые, кстати, уже создаются, прямо сейчас). Итог тот же – вооруженное противостояние из-за вопроса, который изначально никого не волновал.

Конечно, есть еще вариант, при котором голосовать пойдут только те, кого этот вопрос волнует, а все остальные референдум просто проигнорируют – и он провалится. Но последствия все равно будут те же, что и у двух предыдущих.

А ведь всего этого можно было бы избежать, просто заменив слово «государственный» на слово «официальный». Т.е., в данный момент мы можем наблюдать не честную борьбу за права жителей, а успешно проведенную диверсию в масштабах Латвии для последующего развязывания войны. Это, конечно же, всего лишь мои логические выкладки, но Вы все должны понимать, что описанные мной варианты вполне реальны – мы стоим всего в одном шаге от них. И мы не собираемся сидеть, сложа руки, в ожидании, пока какой-либо из них реализуется на практике. Мы сделаем все, что в наших силах, для того, чтобы вывести этих диверсантов на чистую воду и поспособствовать тому, чтобы они были наказаны по всей строгости закона. Когда кто-либо пытается развязать войну – ему нет, и не может быть оправдания.

Поэтому, пока не поздно, пора нам всем объединиться в один народ и забыть о несущественных разногласиях – только так мы сможем противостоять подобным попыткам различных провокаторов заставить нас убивать друг друга, и рушить то немногое, что у нас еще осталось.